Мошенничество с помощью детей

Осторожно: мошенники! Эти правила должен знать каждый подросток

Мошенничество с помощью детей

Ирина Балманжи

Если ваш ребенок уже самостоятельно распоряжается деньгами, то он должен понимать, какие ловушки и опасности подстерегают его в мире финансов. Расскажите подростку о самых распространенных мошеннических схемах, а также о том, какие меры предосторожности следует принять, чтобы обезопасить себя и свой кошелек. Предупрежден — значит вооружен.

Делимся советами для детей из книги «Твои финансы».

Воображаемый друг

Мошенники могут взломать страничку твоего друга в социальной сети и вступить с тобой в переписку. Иногда они не сразу просят денег, а пытаются вовлечь в диалог.

Что должно насторожить: «друг» отвечает на твои сообщения, но коротко и неинформативно. Указывает реквизиты карты для перевода.

Что делать: связаться с человеком по другим каналам (смс, телефон, соцсети) и уточнить, действительно ли ему нужны деньги. Задать вопрос, ответ на который знает только твой друг.

Привет из «банка»

По телефону мошенник может представиться сотрудником банка и сообщить о блокировке карты, подозрительной активности на счете или еще каких-нибудь «проблемах».

Что должно насторожить: ты не совершал никаких операций в последнее время. «Сотрудник банка» взволнованно объясняет опасность, старается вызвать быструю реакцию. И главное — спрашивает пароль!

Что делать: никогда не сообщай никому (даже сотруднику банка!) пароли и цифры, напечатанные на обратной стороне карты. Позвони в банк по номеру телефона, указанному на карте, и проверь информацию. Помни, что мошенники могут использовать любые мессенджеры: не отвечай на подозрительные сообщения и не перезванивай по сомнительным номерам.

Настойчивый покупатель

Если на твое объявление откликается потенциальный покупатель и сразу просит сообщить реквизиты карты — будь осторожен!

Что должно насторожить: покупатель не хочет сначала посмотреть товар, говорит, что у него мало времени, что он переведет деньги, а потом заедет. Просит полные реквизиты карты, CVV-код.

Что делать: запомнить, что для перевода денег с карты на карту нужен только номер карты! Все остальные данные нельзя передавать неизвестным.

Счастливый обладатель

Неожиданное сообщение о том, что ты выиграл приз, тоже должно вызвать подозрения.

Что должно насторожить: ты не участвовал ни в каких акциях, тебя просят внести предоплату или сообщить реквизиты.

Что делать: если приятные новости требуют от тебя первоначальных вложений, будь уверен: это мошенники. Настоящий работодатель тоже никогда не попросит платить вперед.

Бабушка, помоги!

Если тебе по телефону сообщают, что у кого-то из родственников серьезные проблемы, и просят срочно перевести деньги, не паникуй. Скорее всего, это тоже мошенники.

Что должно насторожить: кто-то звонит с постороннего номера, как правило, описывает жуткую ситуацию и сообщает, что деньги нужны срочно на оплату билета на самолет/поезд, залог или медицинское обслуживание, взятку за урегулирование проблем при аварии.

Что делать: перезвонить «пострадавшему» на его номер. Позвонить его ближайшим родственникам и уточнить ситуацию. Рассказать бабушкам и дедушкам об этой мошеннической схеме, поскольку ее жертвами становятся чаще именно пожилые люди.

Сетевые ловушки

Каждый день в интернете появляется миллион новых сайтов! 15 % из них созданы мошенниками. цель сетевых аферистов — получить твои персональные данные, а еще лучше реквизиты карты. Ниже — несколько правил, которые помогут тебе обойти эти ловушки.

1. Проверяй название сайта.

2. Не доверяй порталу с ошибками. Мошенники редко вычитывают собственные тексты, поэтому, если ты видишь на сайте много орфографических ошибок, это повод насторожиться.

3. Не переходи по внешним ссылкам. Увидел рекламу прикольного рюкзака в паблике? Не спеши переходить по ссылке, лучше сделай запрос в поисковике: сайт и название компании.

4. Обрати внимание на домен. Если видишь ресурс со странным доменом (не .ru, .com, .org, а какой-нибудь .tt) или браузер предупреждает тебя, что сайт небезопасен, подумай дважды, стоит ли доверять такому порталу.

5. Плати только через защищенное соединение. Если при оплате ты не видишь пометку Secure Connection — это повод заподозрить неладное.

6. Не пользуйся сайтами-однодневками. Узнать «возраст» сайта можно с помощью этого ресурса. В строчке «Домен» вводи имя сайта без www (пример: xxxxxx.ru).

7. Подумай, прежде чем платить заранее. Не предоплачивай покупки в интернет-магазинах, к которым у тебя еще нет доверия. Покупая товары на сайтах бесплатных объявлений, не переводи деньги с карты на карту заранее. Закажи доставку с оплатой на месте.

Совершенно секретно!

Запомни правила безопасности, чтобы злоумышленники не могли получить доступ к твоей карте.

1. Никому не показывай свой CVV/CVC-код (цифры на обратной стороне карты). С его помощью мошенники могут оплачивать покупки в интернете. Само собой, пин-код тоже храни как зеницу ока.

2. Снимая деньги в банкомате, прикрывай кнопки рукой, когда набираешь пин-код: на панелях могут быть камеры.

3. Если в кафе ты платишь картой, не отдавай ее официанту. Он может списать данные и пользоваться твоей картой в интернете.

4. Подключи мобильный и интернет-банк. Так ты всегда будешь в курсе всех операций по карте.

5. Перед сменой номера телефона не забудь отключить мобильный банк, иначе у нового владельца останется доступ к твоим картам!

По материалам интерактивной книги-блокнота для детей «Твои финансы»
Обложка поста отсюда

Источник: https://deti.mann-ivanov-ferber.ru/2018/04/24/ostorozhno-moshenniki-eti-pravila-dolzhen-znat-kazhdyj-podrostok/

Ребёнку плохо! Новый способ облапошить россиян

Мошенничество с помощью детей

Мы с подругой отправились в крупный торговый центр за обувью для детей. Моему сыну десять лет, её дочке — восемь. У въезда на паркинг образовалась небольшая пробка, поэтому пришлось остановить машину. Тут из соседнего авто выходит очень хорошо одетая женщина со следами потёкшей от слёз туши и буквально умоляет: “Помогите ребёнку!”

“У сына редкое заболевание, в садике ему резко стало плохо, я забрала, везу в больницу, — сбивчиво объясняет женщина. — Он в критическом состоянии, срочно нужно лекарство дорогущее. Деньги у меня были, но буквально за полчаса до звонка из сада потратила почти всё на колечко”.

И показывает: действительно на пальчике красивое, богатое, с крупными сапфирами кольцо. А сама всё рыдает: “Я же не знала! Муж сказал: поезжай, подарок себе на юбилей покупай”. И причитает, натурально так, что кольцо это носить теперь не сможет. И, мол, возьмите его в залог. Снимает колечко и с визиткой протягивает.

“Деньги завтра же верну! Спасите ребёнка!”

Как тут не помочь? Вот мы все наличные, что были в кошельках (а это восемь с лишним тысяч) отдали ей. Визитку взяли, от кольца отказались. Пошли в магазин, купили своим обновки (картами платили). На сердце хорошо было от осознания, что ребёнка спасли.  

На следующий день позвонили по указанному на визитке номеру. А там — номер не обслуживается. Звонили потом ещё много раз — безрезультатно. Так и поняли, что в дураках остались. В полицию не пошли. А смысл? Лица её мы не помним, только размытый макияж и гримасу ужаса.

История, произошедшая со Светланой, — новый способ лёгкого заработка, придуманный мошенниками. Сами подумайте: за пару минут аферистка срубила восемь тысяч. Часто под предлогом, что ребёнку плохо, мошенники выманивают жертву из машины, чтобы выкрасть кошелёк. Но в этом случае криминал налицо. А Светлана и её подруга сами передали деньги неизвестной женщине. 

— Доказать факт мошенничества при такой афере крайне сложно, ведь человек не был готов, что его разведут, и передачу денег на мобильный не заснял, — говорит юрист Денис Сысоев.

— Но люди зря отказываются верить в то, что преступника найдут. Чем больше у сотрудников следственных органов будет зафиксированных случаев с нюансами, приметами и т.д.

, тем больше шансов найти и привлечь к ответственности афериста.

По его словам, в качестве доказательств хорошо бы предъявить запись разговора с видеорегистратора. Подойдут и записи видеокамер, которые расположены на объектах, рядом с которыми произошёл инцидент.

— А ещё визитка — это, не забывайте, отпечатки пальцев как минимум. Ну и, конечно, свидетели, если таковые были, — добавляет юрист.

Но в том-то и дело, что в правоохранительные органы мало кто обращается.

По словам специалистов горячей линии телефона доверия ГУВД, о таких случаях мошенничества им пока неизвестно и звонков с жалобами на аферистов, манипулирующих приступом болезни мнимого ребёнка, ещё не поступало. Не исключено, что случаи пока единичны, но, вероятнее всего, сами пострадавшие предпочитают забыть о случившемся.

Однако метод работает. Нам удалось найти в Сети похожую историю, размещённую в августе этого года на одном из популярных сайтов. Там в роли несчастного родителя выступал мужчина, а ребёнок, по легенде, страдал астмой. Нюансы отличаются, но схема та же, что и в рассказе Светланы.

Другие способы

Существуют и другие способы мошенничества, в которых так или иначе используют детей.

Помощь по-соседски: аферисты выбирают новый многоквартирный дом, где новосёлы ещё не успели перезнакомиться. Мошенник с ребёнком переодеваются в машине в домашнюю одежду и идут “на чёс”.

Звонят в двери, представляются соседями с такого-то этажа и просят какую-нибудь вещь, к примеру отвёртку или гаечный ключ. Через час возвращают, заводят разговор на общие темы: дети, собаки, новая квартира и т.д.

, располагают к себе и опять-таки по-соседски просят занять небольшую сумму до вечера. 

Наезд на ребёнка: Мошенники выбирают машину, припаркованную у развлекательного центра, магазина или рынка, дожидаются, когда водитель (жертва) начнёт сдавать задним ходом, выезжая с парковки, и инсценируют наезд на ребёнка.

На самом деле рукой или ногой по крылу или багажнику авто бьёт взрослый, а ребёнок изображает из себя потерпевшего, держится за “ушибленное место” или поджимает ногу. Тут же находятся и свидетели.

“Сотворивший ужасное” водитель под прессингом о медицинском освидетельствовании и вызове полиции пытается загладить свою вину и соглашается на откупные. 

Паразиты “милосердия”: Преступные циники находят на многочисленных форумах и благотворительных сайтах информацию о ребёнке, нуждающемся в срочном дорогостоящем лечении, там же узнают контакты несчастных родителей, звонят и представляются сотрудником какого-нибудь (причём чаще реального) фонда помощи детям.

Следующий шаг — запрос у родителей фотографий и сканов документов больного ребёнка, включая медицинские заключения и свидетельство о рождении. Подлинность важна для пущей достоверности. Ребёнок-то и его страдания оказываются реальными, а счёт, который впоследствии указывают мошенники, размещая сообщения о сборе денег, нет.

  

Волонтёры: Подростки в метро, вблизи или внутри крупных торговых центров подходят к людям и предлагают взять безделушку (шоколадку, ручку¸ воздушный шарик, браслет и т.д. и т.п.) в подарок за пожертвование дому престарелых, детскому дому или приюту для бездомных животных.

Иногда мошенники запасаются и листочком с фотографией конкретного ребёнка, скачанной со страниц какого-нибудь реального фонда. В этом случае судьбу средств, переданных из рук в руки, вообще никак нельзя отследить.

Размеры пожертвований чаще небольшие, но, учитывая, сколько людей выражают желание помочь, сумма у аферистов за день работы получается внушительная.

Почему мы попадаемся?

Психолог Анна Завгороднева так объясняет феномен, когда здравомыслящие люди импульсивно проявляют сердечность и, не задумываясь, идут навстречу великим комбинаторам:

— У нас народ неграмотный с точки зрения поведения в экстремальных ситуациях. Во многих других странах население проходит специальные курсы, где отрабатывается механизм поведения, при этом в качестве отправной точки — инстинкт собственной безопасности.

А мошенники — на то и мошенники, чтобы оттачивать на нас свои приёмы. Манипуляция угрозой здоровью и жизни ребёнка инстинктивно выбивает человека из колеи привычной жизни, мысли становятся сумбурными. В голове — одно желание помочь, на весах самое ценное — жизнь ребёнка.

На это и расчёт.

К тому же мошенники делают всё очень убедительно. А спешка-то, спешка! Она — ещё один козырь, который не даёт подумать и рассудить логически.

— Каждый вид мошенничества чаще всего тщательно продумывается аферистами, — говорит психолог Алёна Беломытцева. — Ведь для того, чтобы сработало, надо продумать буквально всё до мелочей.

И время, необходимое на то, чтобы убедить жертву и чтобы вовремя уйти из поля зрения, и детали, которые помогут убедить в реальности происходящего.

Это действительно целый спектакль, билет на который многим обходится очень дорого.

Как правильно вести себя с мошенниками?

Если к вам подбежал человек и эмоционально рассказывает о беде с ребёнком, вам нужно отбросить эмоции, включить логику и максимально быстро, но как бы отстранённо оценить ситуацию, и только после этого принять решение.

Мошенники часто говорят очень торопливо, путанно и якобы на пике эмоций, действуют по сценарию, поэтому задача человека, который не хочет попасться на их уловки, этот сценарий поломать.

— Если я сейчас пойду помогать, насколько действенна будет эта помощь? Если вы врач — одно дело. А если нет — чем вы поможете? — приводит пример психолог Анна Завгороднева.

В любом случае, первое, что необходимо сделать, — обратиться в экстренные службы: вызвать скорую помощь, а можно и полицию с МЧС. Кстати, это не только правильно, но и действенно по отношению к аферисту. На вызов спецслужб они реагируют однозначно: в этот момент вы резко перестаёте быть объектом их комбинации. 

Остановитесь, подумайте: как бы вы поступили на месте “потерпевшего”? Задайте как можно больше уточняющих вопросов.

В случае с лекарствами: что за лекарство? Сколько стоит? Где приобрести? Знайте, что аптеки тоже готовы к форс-мажору.

Медицинская помощь, оказываемая посторонним человеком, допустима лишь в случае компетенции прохожего или при наличии у него средств первой неотложной медицинской помощи.

Помните, что родители никогда не бывают халатными по отношению к своим детям с заболеваниями. У них всегда есть не только лекарство, но и запасной флакон, который может потребоваться в случае трудностей с применением основного.

Только логика поможет избежать вам подобных недетских разводок.

Источник: https://life.ru/928534

Телевизионные попрошайки или благотворительные фонды: расследование ФАН

Мошенничество с помощью детей

На федеральных телеканалах стали массово появляться топорно сработанные ролики, где женщины с детьми на руках, сглатывая слезы, с интонациями профессиональных попрошаек просят денег. Реклама, которая вызывает вопросы у миллионов россиян, размещается благотворительными фондами, действительно собирающими деньги на лечение детей.

Однако мало кто догадывается, что значительная часть собранных таким образом средств вкладывается снова в рекламу. Так работает система, позволяющая фондам значительно увеличить объемы пожертвований. Из девяти тысяч официально зарегистрированных в России благотворительных фондов деятельность лишь единиц прозрачна и доступна.

На что собирают и как тратят деньги эти организации — в материале Федерального агентства новостей.

Министерство здравоохранения и социального развития недавно опубликовало разъяснения относительно деятельности благотворительных организаций. В документе говорится, что Минздрав готов сотрудничать с НКО, включая благотворительные и пациентские.

«В этих целях в Минздраве России сформирован совет пациентских организаций, включающий представителей таких организаций по целому ряду профилей деятельности. Не вызывает сомнения, что как НКО в целом, так и благотворительные организации в частности, занимаются значимой и полезной работой.

При этом периодически в прессе появляется информация по сбору средств на лечение детей и взрослых с указанием на то, что помощь не может быть оказана в России или требует оплаты.

Проведенные проверки показали, что по ряду таких фактов данная информация не соответствует действительности», — говорится в заявлении ведомства.

Обращение было вызвано тем, что министр здравоохранения Вероника Скворцова предложила тщательнее проверять, на что именно собирают деньги общественные организации. Их представители, в свою очередь, были удивлены тем, что этот вопрос возникает вновь и вновь — Минздрав уже неоднократно давал разъяснения, что не подвергает благотворительность как институцию сомнению.

После недоуменных комментариев в СМИ от представителей некоторых фондов в Минздрав вынужден был вновь уточнить: «Это никоим образом не означает, что все сборы средств, осуществляемые фондами, оцениваются Минздравом России негативно.

Более того, министерство многократно выражало готовность, в случае поступления от фондов информации о необходимости сбора средств, проверить, действительно ли такая помощь не может быть оказана бесплатно в нашей стране.

Такие запросы многократно поступали и поступают в Минздрав России. Речи о том, чтобы сделать такой механизм обязательным, не идет.

Министерство исходило и исходит из того, что некоммерческие организации, включая благотворительные фонды, являются партнерами органов государственной власти в деле обеспечения наивысшего уровня защиты права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь».

Однако на практике далеко не все эти «партнеры» занимаются защитой прав граждан. Многие откровенно зарабатывают на сострадании. И самое тревожное, что проверить это очень трудно.

Рубль ребенку, два — себе

На некоторых федеральных телеканалах все чаще стали появляться топорно сработанные ролики, где женщины с детьми на руках, сглатывая слезы, с интонациями профессиональных попрошаек просят денег.

Почти угрожают: «Если не поможете, сынок умрет». Женщины, вероятно, вполне реальные, и дети их действительно больны и нуждаются в помощи.

Но откуда и каким образом хлынули на телеэкраны эти новые русские фонды?

Елена Грачева, административный директор одного из самых известных и уважаемых благотворительных фондов — фонда «АдВита» — рассказала, как работают ее коллеги разной степени открытости и честности.

«Как правило, благотворительный фонд размещает рекламу либо по социальной квоте, если речь идет о государственных СМИ, либо по безвозмездному договору сотрудничества с коммерческой компанией, если удается договориться.

Существует два типа размещения информации о фонде в СМИ: на бесплатной и на коммерческой основе. Крупные известные фонды, в том числе «АдВита», за рекламу не платят.

Но есть фонды, которые покупают рекламу в СМИ по рыночным расценкам и показывают свои ролики по сбору средств как обычную рекламу», — рассказывает Елена Грачева.

Есть административные расходы фонда. Это зарплата сотрудников, налоги, оплата связи и т.д. Они не должны превышать 20% от прибыли, а у большинства серьезных фондов составляют всего 8-10%. И есть статья, которая называется «продвижение». Вот ею и пользуются организации, публикующие информацию о себе на условиях обычной коммерческой рекламы.

Это не является незаконным, но при этом жертвователи не знают, что половина их пожертвований идет на платное размещение ролика о сборах средств.

Конечно, благотворительные организации обязаны регулярно публиковать отчеты о собранных и потраченных средствах на сайте Минюста, но кто из обычных добросердечных людей будет искать и читать эти отчеты? Тем более, что найти нужную информацию, порой, весьма непросто.

Закон не обязывает фонд указывать, что информация о его деятельности размещена на коммерческой основе — это вопрос самого СМИ. И печатные СМИ, как правило, это указывают. А вот электронные СМИ и ТВ — чаще всего, нет, хотя есть и исключения.

По словам Елены Грачевой, среди сотрудников фондов на этот счет нет единого мнения. Потому что, с одной стороны, фонды действительно подвергаются множеству проверок со стороны Минюста, Минсоцразвития, прокуратуры.

С другой стороны, критерии отчетности в законе не прописаны, они существуют лишь в виде ведомственных методических писем для бухгалтеров фондов и т.д. Но у этих критериев нет статуса закона.

По закону от фондов требуют только публикацию годового отчета на сайте Минюста — и все.

Например, в Санкт-Петербурге зарегистрирован фонд, который платит за рекламу ровно половину своего весьма немаленького бюджета (речь идет о сотнях миллионов рублей за год). Его ролики часто демонстрируются по федеральным каналам, люди охотно реагируют и жертвуют деньги, но при этом даже не догадываются, что как минимум половина денег идет на рекламу.

«Появление названия фонда и его героев на экране телевизора не может быть гарантией того, что информация проверена, и что все ваши деньги уйдут конкретному персонажу. В подавляющем большинстве случае да, уйдут. Но, может быть, и нет», — говорит Елена Грачева.

На что фонды собирают деньги

Благотворительные организации в основном собирают средства на лечение и лекарства, которые государство по разным причинам не финансирует, не производит или его надо слишком долго ждать.

Например, пересадка донорских органов (сердце и легкие) ребенку — пока возможна только за границей. Или у региона нет денег на приобретение дорогостоящего препарата.

Инновационные таргетные препараты действительно стоят сотни тысяч рублей, для многих региональных дотационных бюджетов эта ноша непосильна.

(Напомним, статья финансирования госзакупок медпрепаратов находится в ведении регионального бюджета. Плюс действующая программа «Семь нозологий»).

К примеру, высокотехнологичная помощь на трансплантацию костного мозга от неродственного донора предлагается государством за 2,9 млн. руб.

На деле же может потребоваться гораздо больше, до пяти миллионов рублей, иногда и больше.

Тариф такой специализированной высокотехнологичной помощи не учитывает ряд необходимых для пересадки алгоритмов: лабораторное сопровождение, многие дорогие лекарства, лечение осложнений.

«В 2016 году в России выполнено около трехсот таких ТКМ (трансплантаций костного мозга) — и только 50 доноров были из нашего национального регистра. А донор из мировой базы обходится в 20 тыс. евро.

Детям эти трансплантаты покупаем мы и фонд «Подари жизнь», взрослым — «АдВита» и некоторые другие фонды.

Но взрослых больных больше, и денег не хватает», — сообщил в СМИ руководитель «Российского фонда помощи» (Русфонда) Лев Амбиндер.

Та же «АдВита» в 2016 году 78% сборов потратила на лекарства и оплату поиска и активации доноров костного мозга, 15% — на поддержку клиник (закупка расходных материалов, оснащение лабораторий). При этом политика «АдВиты» — не отправлять нуждающихся в лечении за границу, а стараться доставлять лучшие технологии и лекарства в Петербург.

«Токсичный сбор» из соцсетей

Приличные фонды самостоятельно проверяют все заявки и с точки зрения медицинской целесообразности, и с точки зрения потенциальной платежеспособности пациента. Но зачастую мошенники действуют из расчета на эмоциональный порыв потенциального жертвователя.

Есть целые группы жуликов, которые специализируются на сборе средств через соцсети — это так называемый «токсичный сбор».

Как правило, используются манипулятивные технологии: публикуются фотографии детишек в трубках, идет постоянный психологический шантаж жертвователя: если не поможете, то ребенок умрет, и т.д.

Если жертвователь пытается задать уточняющие вопросы, его изгоняют из группы и банят. Отчеты не публикуются либо они «липовые».

«Все должны отчетливо понимать, что никто эти деньги контролировать не может. У нас множество примеров, когда выясняется, что якобы «нуждающегося» в помощи человека просто не существует. А если он и существует, то сборы не нужны, потому что собирали на то, что можно вылечить в России.

Тут жертвователи вообще не защищены, и мошенники это понимают и занимаются эмоциональным террором. Трудно трезво соображать, когда видишь страдающего ребенка. Люди искренне считают, что те, кто собирают деньги «на лечение», не могут быть жуликами. Конечно, могут.

И это совсем не редкость», — говорит Елена Грачева.

Жертвователем быть трудно. Чтобы понять, мошеннический фонд или нет, надо обладать определенной квалификацией.

«Мы тратим время на поиск врача, парикмахера, репетитора. Не менее ответственно надо подходить и к выбору тех, кому вы хотите помочь. Нельзя действовать на порыве, на это и рассчитывают мошенники», — считают в «АдВите».

Что хотят фонды от государства

Административный директор «АдВиты» Елена Грачева формулирует правила игры, которые, по мнению представителей благотворительных организаций, принесут реальную пользу честным фондам — и, соответственно, людям, как в них работающим — так в них и нуждающихся.

«Что касается улучшения ситуации с фондами, то нужно, прежде всего, не врать, — считает Елена Грачева. — Кроме того, нам нужны правила игры. В законе о благотворительности много лакун. Они должны быть заполнены. Должны быть приняты внятные стандарты отчетности.

Все партнеры благотворительных фондов — больницы, детские дома, интернаты — должны быть уверены (то есть иметь внятное публичное заявление от чиновников высокого уровня, например, а не только циркуляр), что обращение в благотворительный фонд — это нормально.

Они должны твердо знать, что благотворительная помощь законна, и что сам факт привлечения благотворительных средств (а, следовательно, публичное признание нерешенной проблемы) не будет иметь административных последствий».

Очевидно, что ни одно государство не может полностью обойтись без помощи благотворителей, меценатов, подвижников. И их деятельность надо не только контролировать, но и стараться помогать, считает Грачева.

«Государство должно всячески поддержать благотворительную помощь в социальной сфере и поощрять тех руководителей, которые пытаются решать проблемы с помощью благотворителей, а не тех, которые эти проблемы замалчивают, — говорит административный директор «АдВиты».

— Сильное государство — не то, которое отрицает проблемы, а то, которое их честно признает и не отказывается от помощи. И необходима возможность для каждого гражданина иметь право распоряжаться частью собственного подоходного налога, направляя его на решение социальных проблем через благотворительные фонды.

Это есть во многих странах, и нам тоже не помешает».

Как проверить благотворительный фонд

Изучите сайт фонда.

Если нет учредительных документов, нет адреса, или он вызывает сомнение, нет координат для обратной связи, банковских реквизитов, нет отчетности и детальной информации, куда были потрачены деньги, либо она подана так, что разобраться невозможно, — лучше не связывайтесь. Важно, опубликованы ли результаты аудиторских проверок, — для благотворительных фондов ежегодный аудит обязателен.

Жертвователь имеет право не только задать вопрос по телефону или электронной почте, но и запросить документы, подтверждающие обоснованность просьбы, и документы, объясняющие, куда было потрачено именно ваше пожертвование.

Помогает также простой поиск в Интернете: что говорят о фонде, не было ли с ним связано каких-нибудь скандалов, какие уважаемые люди или сообщества ему доверяют.

И, безусловно, нельзя подавать «волонтерам», которые собирают деньги, разгуливая по улицам с ящиком наперевес или побираясь в метро. Вы в принципе не сможете отследить судьбу своего пожертвования, и вероятность того, что она осядет в кармане просящего и его куратора, — практически стопроцентная.

Постарайтесь на сайте министерства юстиции найти информацию об отчетности фонда, которому хотите помочь. Посмотрите, на что он тратит деньги и сколько из них уходит именно на программную деятельность.

На сайте одного из самых уважаемых фондов — Русфонда — есть рубрика «Русфонд-навигатор». Там легко можно получить информацию о большинстве российских благотворительных организаций.

Источник: https://riafan.ru/1023432-televizionnye-poproshaiki-ili-blagotvoritelnye-fondy-rassledovanie-fan

«Помогите больному ребенку!»: как благотворительные фонды стали кормушкой для мошенников

Мошенничество с помощью детей

Дети бизнесу не помеха. Особенно, если они больные или талантливые. Заработок на ребенке для мошенников оказался одним из самых прибыльных способов набить себе карманы.

Ежегодно десятки миллиардов рублей, которые россияне жертвуют на благотворительность, присваиваются аферистами. При этом государство лишь в редких случаях реагирует на происходящее — только когда сами родители настаивают на возбуждении уголовных дел.

Посмотрите отчетность фонда

Точных данных о количестве мошенников в сфере благотворительности и о том, сколько миллиардов каждый год они растаскивают по своим карманам, нет ни у правоохранительных органов, ни у надежных и проверенных фондов.

Родителям, которые надеются на помощь своим детям, они советуют обращаться в те организации, которые вывешивают на своих сайтах подробную информацию о сборах, отчетах и детях, которым помогли.

Точных данных о количестве мошенников в сфере благотворительности нет

Обращайтесь к проверенным профессионалам

Еще одной сферой, которая приносит неплохую прибыль жуликам и где родителям могут годами вешать лапшу на уши, — искусство. И действительно, нет ничего проще, чем внушить маме с папой, что их ребенок — гений и будущая звезда классической музыки.

Для людей, плохо разбирающихся в классике, а таких подавляющее большинство, высокая оценка способностей ребенка звучит как сигнал к действию. И они соглашаются на самые невероятные условия сотрудничества с так называемыми благотворительными фондами ради будущего любимого чада. Например, безропотно платят фонду деньги за то, чтобы их ребенок принял участие в конкурсе юных музыкантов.

«Я считаю, что фонды не должны предлагать родителям детей, которым они помогают, оплачивать участие в каких-то конкурсах, — считает художественный руководитель благотворительного Фонда Владимира Спивакова Петр Гулько. — Это довольно сомнительная схема. И может быть похожей даже на воровство. Их расплодилось, как мошкары.

Родители не должны платить за то, чтобы их дети могли проявить себя и свои таланты! Платить за это должно либо государство, либо спонсоры. Но сейчас много фондов, у которых это дело поставлено на широкую ногу, и на этом они, по всей видимости, и зарабатывают. Такой подход к благотворительному делу абсолютно неприемлем.

Появилось большое число шарлатанов, которые устраивают какой-нибудь детский конкурс в каждой подворотне, а родители, которые не понимают, что их обманывают, платят за это».

По мнению Петра Гулько, в ситуацию должно вмешаться государство. Но, чтобы исключить некомпетентные оценки, контроль над деятельностью организаций, поддерживающих талантливых детей, следует поручить профессионалам, а не только чиновникам.

Благотворительные организации могут тянуть деньги с родителей за то, чтобы «пристроить» ребенка на мастер-классы, оплатить поездку в другой город или страну для выступления и на прочие нужды, которые сам фонд и должен оплачивать. Фонды — это не коммерческие структуры, и это они обязаны оплачивать дорогу, инструменты, мастер-классы, а не близкие ребенка.

Обращайтесь к юристам за помощью

На помощь государства рассчитывают не только фонды. Многочисленные нарушения, которые совершают чиновники по отношению к детям из бедных семей, как считают правозащитники, мешают работать не только фондам поддержки малоимущих, но и другим государственным ведомствам.

«Я очень уважаю людей, которые помогают детям, но не понимаю, почему нет государственной благотворительности, — говорит правозащитник Борис Альтшулер. — Помощь не деньгами, а юристами. Чтобы государство не наживалось, а помогало малоимущим детям и сиротам.

Еще в 2006 году были даны поручения о помощи таким детям. Некоторые из них были хорошо выполнены, а другие уже 12 лет нагло не исполняются. Причем понятно, кто не исполняет, и все равно ничего не делается. Попадая в сложную ситуацию, дети не получают помощи, но зато становятся объектами внимания карательной системы опеки. Опека отбирает детей у родителей, штрафует родителей.

Чтобы этого не происходило, нам нужны законы, которые будут защищать детей и запретят органам опеки заниматься своей деятельностью в отрыве от органов социальной защиты».

Отбирая детей у родителей, органы опеки нередко помогают мошенникам, потому что нет более легкой добычи для преступника, чем, например, запуганный, лишенный родного дома и близких, ничего не понимающий в жизни восемнадцатилетний подросток, которому государство выделило комнату в коммуналке или квартиру. Именно они чаще всего оказываются обманутыми и выброшенными на улицу.

По мнению экспертов, лишь четко выстроенное законодательство поможет очистить благотворительность от многочисленных жуликов и обеспечит нормальное функционирование системы государственной социальной защиты и поддержки.

Источник: https://www.eg.ru/society/583406-pomogite-bolnomu-rebenku-kak-blagotvoritelnye-fondy-stali-kormushkoy-dlya-moshennikov-076610/

Мошенничество с помощью детей

Мошенничество с помощью детей

Мы очень удивились, так как дети с таким диагнозом обычно попадают к нам, а не собирают деньги на лечение на сторонних сайтах.

Фонд „Подсолнух“ сделал запрос в Российскую детскую клиническую больницу (в приложенных документах была выписка якобы из этой больницы), и оказалось, что такого ребёнка не существует. Документы переделаны из документов другого ребёнка, наблюдавшегося в РДКБ. Между прочим, мальчика.

То есть в процессе мошеннической схемы мальчик стал девочкой», — рассказала Medialeaks представитель благотворительного фонда «Подсолнух» Валерия Потапова.

Если сравнить два документа — опубликованный на сайте и тот, который получил фонд из больницы, — видно, что изменены имя, пол, несколько дат и адрес, то есть большая часть документа с историей болезни просто скопирована. Вот скриншоты части документов для сравнения.

Первый — опубликованный на «сайте Жени», второй ниже — тот, который прислали фонду из больницы:

Обман ребенка считается мошенничеством

Обычно причиненный жертве ущерб намного больше, чем при классических преступлениях.

Внимание Для квалифицированных преступлений характерно наличие отягчающих обстоятельств.

В связи с этим, наказание за такие деяния строже.

Договорные преступления В эту категорию злодеяний входят правонарушения, которые основываются на подписании различных соглашений.

Например, в соответствии с договором мошенник должен передать определенное имущество жертве, которое преступник на самом деле не имеет.

Подразумевается не только обман в азартных играх на деньги, но и массовое мошенничество в казино с помощью специализированных средств; Автомошенничество, такое как продажа заложенного или угнанного автомобиля, а так же мошенничество со страховкой ОСАГО или при ДТП;

Как детей обманывают в Интернете

д.

д. Ни к чему хорошему, конечно, это не приводит.

Таким образом со счета мобильного либо разово снимается какая-то сумма (в среднем 200−300 рублей), либо оформляется платная подписка на какую-то услугу (по 5−10 рублей в день).

И пока родители обнаружат, куда уходят деньги — со счета исчезнет уже достаточно крупная сумма.

И потом ничего не докажешь оператору, ведь подписка на «анекдоты про слонов» действительно была подключена, просто мелкий шрифт никто не прочел.

Рекомендуем прочесть:  Срок износа ноутбука

Russian-red › Блог › Дикие сборы: мошенничество на больных детях

И наши гадкие, насквозь меркантильные, уставшие и ничего в медицине не понимающие врачи, на которых льется столько дерьма из просительных текстов, это знают, но не бросают малыша.

Они знают, что он умрет — и делают все, чтобы он прожил последние дни, недели или месяцы максимально комфортно.

Да, врачам тоже ведомо чувство жалости и они даже обладают специальными навыками и познаниями в медицине.

Но почему о таком мошенничестве в целом замалчивается? Почему не гремят СМИ о случае в Казани, когда одни девушки брали кредиты, а вторая принимала средства и покупала предметы роскоши для себя и близких?

Почему сми молчат о сотнях и тысячах обвинительных приговоров, которые выносятся каждый год мошенникам на территории нашей страны?Да потому что это многогранный бизнес.

потому что кроме мелких фондов, единичных волонтеров и хитреньких родителей, решивших подзаработать на собственной же трагедии есть и акулы этого рынка.

Новый вид мошенничества с детьми взбудоражил Интернет

Такое же сообщение она получила по мессенджеру WhatsApp в группе выпускников медуниверситета.

Чубатова считает, что мошенники действительно могут использовать детей в качестве приманки: «Сейчас всё что угодно может быть».

Некоторые интернет-пользователи удивились, как это потерянный ребёнок может держать в руках листочек с адресом, однако наша собеседница нашла этому простое объяснение:[:same:]— Я тоже мама.

Когда мой сын был маленький, у него были штаны, и я на бумажке указала адрес, имя и фамилию. Я такое тоже делала. Мало ли что! Во-первых, вдруг штаны потеряются. Во-вторых, он у меня однажды на большой выставке потерялся. Или когда мы с ним уезжали в командировки. Всё может быть: ребёнок может убежать и потеряться.

Это случается, это нормально. Или вот у моего папы проблемы со здоровьем — он тоже носит с собой бумажку с адресом.Теперь Чубатова будет осторожнее со своими душевными порывами,

Безопасность детей в Интернете: 10 способов обмана и отъема денег

Если на подобные разводы «попадаются» взрослые, то стоит ли говорить о детях и подростках, целостная картина мира которых еще до конца не сформировалась.

По данным опросов пользователей Рунета, 60% родителей никак не ограничивают детей при серфинге в Интернете. Получается, их дети имеют свободный доступ к любым ресурсам Всемирной Паутины.

Это возможность получить ответ на один из «животрепещущих» вопросов.

Помимо перечисленных выше вопросов, это могут быть: «У нас есть информация о любом человеке. Посмотри, что у нас есть о тебе», «Посмотри, как ты будешь выглядеть с новой прической», «Узнай совместимость имен» и пр.

Бесплатная юридическая помощь

С появлением новейших технологий преступники, получившие доступ к личным данным, получают реальную возможность нанести гражданину материальный ущерб.

Важно Юристы всегда предупреждают, что мошенничество с паспортными данными довольно распространено, поэтому личные сведения следует держать в секрете.

Преступные пути использования паспортных данных Порой не только оригинал паспорта может потребоваться преступникам.

Им достаточно завладеть копией удостоверения личности или иным путем получить доступ к информации.

И тогда приходится что-то делать с последствиями, не задумываясь о том, куда следует обращаться в таких случаях. Чем грандиознее афера, тем сложнее найти преступника. Но без обращения в полицию у владельца документов не будет возможности доказать свою непричастность к кредиту или различным противоправным действиям, совершенным от его имени.

https://www.youtube.com/watch?v=B5dWaCjwxYo

Как мошенники могут использовать

Развод на деньги «Требуется операция ребёнку»

Фонд «Живи»?- Да- В нашем городе молодые люди собирают пожертвования для Даниила Просвирнина. У них в документах ваше Свидетельство о регистрации. Насколько можно верить этой информации?- Знаете, наш фонд никогда не занимался сбором средств через волонтёров.

Это мошенники.И это уже второй звонок, что под именем нашего фонда кто-то собирает деньги.Всё ясно и понятно.Задача у мошенников собрать деньги в коробочку. Документы сохранены из интернета и распечатаны для придания правдоподобности.Мошенники, в данном случае, бьют по самым слабым местам: дети — здоровье — жизнь.

Это низко и аморально.Не ведитесь на мгновенные порывы помочь. Прежде чем расстаться с деньгами проверяйте информацию.

Благо, что проверить не очень сложно. И не платите наличными.А если действительно хочется реально помочь, то найдите фонд, проверьте хоть через тот-же интернет, что он реально существует, имеет ИНН, адрес, счёт и переводите туда средства.Наверное можно поднять ненадолго в топ.

Рассказываем про мошенничество в сфере помощи больным детям

Мы расскажем о мошенниках и жуликах, которые кормятся тем, что размещают призывы о сборе денег для больного ребёнка, при том, что больной ребёнок является выдуманным, а то и уже умершим — такое тоже бывает в совсем пропащих бессовестных случаях.

В статье хотим немного рассказать про один из примеров такого мошенничества и сделать соответствующие выводы. В общем случае мошенник зарабатывает деньги, не прилагая практически никаких усилий.

Заработать на больных детях нередко даже проще, чем на создании всяких грандиозных лохотронов по типу .

Источник: https://27advokat.ru/moshennichestvo-s-pomoschju-detej-48094/

Про закон
Добавить комментарий